Обитель преподобного Серафима
Преподобный Серафим имел от Божией Матери особое поручение и попечение о Дивеевской обители, и все его отношение к дивеевским сестрам неразрывно связано с его постоянными молитвенными воздыханиями к Божией Матери.
Первоначальница Дивеевской обители преподобная Александра (Мельгунова) просила саровского иеродиакона Серафима, известного своей высокой духовностью, позаботиться об основанной ею общине. Он не сразу принял на себя эту обязанность, а лишь по прошествии многолетних духовных подвигов. Великий угодник Божий понес на себе труды пустынножительства, постничества, затворничества, молчальничества, столпничества и затем по указанию Царицы Небесной отворил двери кельи, приняв на себя подвиг старчества. Все сокровище полувекового опыта монашеской жизни, всю силу своей молитвы, всю великую свою любовь святой старец готов был излить на жаждущих духовного утешения людей. С этого времени он начал духовно
и материально заботиться о Дивеевской общине.
«Как нам оставить тех, о коих просила меня, убогого Серафима, матушка Агафия Симеоновна? Ведь она была великая жена, святая; служение ее было неисповедимо, источник слез беспрестанный, молитва к Богу чистейшая, любовь
ко всем нелицемерная. Так как же нам презреть ее прошение? Я ведь теперь один остался из тех старцев, коих она просила о не оставлении заведенной ею общины».
Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря


Не по своей человеческой мысли и не по примеру существовавших до этого других обителей, но по личному повелению ему Самой Божией Матери преподобный Серафим основал в Дивееве еще одну общину – девичью, Мельничную. 25 ноября 1825 года в саровском лесу преподобному Серафиму явилась Царица Небесная и повелела взять из первоначальной общины восемь сестер, которых назвала по именам. Она благословила построить для них два Рождественских храма, мельницу и оградить новую общину канавой. Пресвятая Богородица обещала быть игуменией в этой обители и дала для нее новый устав, нигде до того не существовавший.

Через несколько дней к батюшке пришли две дивеевские сестры – Параскева Степановна и Мария Семеновна. Около часа у Распятия продолжалась их совместная молитва о новой общине.

После этого батюшка стал приобретать лес для мельницы. В 1826 году на праздник Зачатия Пресвятой Богородицы праведной Анной состоялась закладка мельницы. А через год, накануне праздника Казанской иконы Божией Матери, мельница замолола. Позже купил он житницу, приказал строить кельи и стал присылать в общину сестер.

Накануне праздника Святой Троицы он сам положил начало Канавке, неведомым образом перенесясь из Саровской пустыни в Дивеево.
Под духовным руководством преподобного Серафима находились не только дивеевские сестры. К нему за советом обращались из Ардатовской Покровской женской общины, из Спасо-Зеленогорского и Кутузовского Богородичного монастырей. Но ни одна обитель не вызывала у батюшки такого трепетного отношения, как Дивеевская. Все дела в ней делались по его благословению. Он стал настоящим земным ангелом хранителем своих дивеевских чад. Умиленно
и с любовью, жалея их, называл сиротами. Побывал здесь единожды в молодости, а знал о Дивееве все, даже какие камешки где лежат.

Дивеевская обитель начиналась в бедности, но было свидетельство преподобного Серафима о ней как о великой лавре. Он даже нарисовал план будущей Дивеевской лавры, и этот план хранится в монастыре среди вещей батюшки, свидетельствуя о прозорливости саровского старца.
«Сама Божия Матерь ведь избрала это место! А чего Царица-то Небесная не возможет, все будет у Ней! Вот Она приказала мне, убогому Серафиму, поставить мельницу для девушек в два постава, чтобы она вечно кормила бы их. Потом благословила Матерь-то Божия и церковь им свою выстроить, матушка! Вот, радость моя, благодать-то у нас какая: и мельница, и церковь,
и земля, и все, все свое у нас будет!»
преподобный
Серафим Саровский
«Не я избрал вас, – говорил преподобный Серафим, – а Сама Царица Небесная избрала и дала мне вас».

О том, с каким трепетом выполнял он возложенное на него Пресвятой Богородицей послушание, свидетельствовал сам святой старец: «И камешка одного я, убогий Серафим, самопроизвольно у них не поставил!»

В подтверждение того, что Господу и Царице Небесной угодно его участие в делах Дивеевской обители, преподобный Серафим выбрал вековое дерево и помолился, чтобы оно преклонилось. Наутро, при совершенно тихой погоде, это дерево с громадным корнем оказалось выворочено из земли.
«Почему я занимаюсь ими? – рассуждал батюшка. – Я о них имею попечение за послушание старцев: строителя Пахомия и казначея Исаии, моих покровителей».

Первоначальницей обеих общин – и Казанской, и Мельничной – он считал преподобную Александру, сам питал к ней уважение и сестрам внушал то же отношение. Он говорил: «Матушка Агафья Семеновна великая жена, и всем нам благотворительница была, и столь изобиловала благодатию Божиею, скажу вам, что удостоилась дара духовного… Великая и святая жена была она, матушка Агафия Семеновна, вельми великая и святая! …Она святая была! Я и сам доныне ее стопы лобызаю!»

На себя же он смотрел как на духовного родоначальника новой общины. «Скажу тебе, радость моя, – говорил он сестре Евдокии Ефремовне, – я вас духовно породил и во всех телесных нуждах не оставлю». Он заповедовал непрестанно молиться, за все благодарить Господа и всегда бодрствовать, быть радостными, не допускать духа уныния, скорби от сестер переносить, не смущаясь и не ропща, ибо, как батюшка говорил, «монах – только тот и монах, когда, как лапти, будет всеми отбит и отрепан!»
Батюшка Серафим дарит сестрам иконы для Рождественских храмов. Настенная роспись храма Рождества Пресвятой Богородицы
Батюшка Серафим дарит сестрам иконы для Рождественских храмов. Настенная роспись храма Рождества Пресвятой Богородицы
В Дивеевской обители преподобным Серафимом были установлены главные правила, чтобы вечно, неугасимо горела свеча перед местной иконой Спасителя в церкви Рождества Христова и вечно неугасимая же лампада у храмовой иконы Божией Матери в церкви Рождества Богородицы. В этой же церкви завещал на вечные времена читать денно и нощно Псалтирь, говоря: «Она будет вечно питать обитель!» Также завещал на вечные времена неопустительно по воскресным дням перед литургией служить нараспев параклис Божией Матери, оба канона попеременно через неделю, как в Саровской пустыни. «Если это исполнят, никакие беды обитель не постигнут», ‒ говорил батюшка Серафим.

Правило саровских иноков, которое строго соблюдали в общинке матери Александры, преподобный Серафим считал трудным и даже непосильным для девиц и дал повседневное правило, установленное для них Самой Богородицей. Оно включает молитвы к Ней и к Спасителю, читаемые в определенной последовательности с поклонами. Правильце должно прочитываться трижды
в день. Утром к нему добавляются утренние молитвы, вечером – вечерние молитвы, 12 избранных пустынными отцами псалмов, помянник, поучение
и по 100 поясных поклонов с молитвами Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас грешных! и Владычица наша Пресвятая Богородице, спаси нас грешных. До обеда следовало постоянно читать про себя Иисусову молитву,
а после обеда – до ночи: Владычица моя Пресвятая Богородице, спаси нас!
Преподобный Серафим Саровский. Икона. Начало ХХ в.

Мастерская Серафимо-Дивеевского монастыря
Велика была вера сестер в силу молитв батюшки Серафима, и она удивляла многих его современников. Однажды сестры ехали на саровскую мельницу,
и вдруг лошадь споткнулась, упала и ногу свихнула так, что не могла уже встать. Сестры напугались, не знали, что делать с возом и как вернуться домой, заплакали и закричали: «Батюшка Серафим, помоги нам!» На этот крик и плач подошли монахи, и один из них ударил лошадку, она вскочила, нога у нее хрустнула, и сустав встал на место. Другой монах, смотря на случившееся, произнес: «Ну, братья, у нас нет таковой веры, как у монашенок. Как они закричали: "Батюшка Серафим, помоги нам!" – вот он и сотворил чудо, помог
им по вере их». Сестры же радовались и заочно благодарили батюшку.
Преподобный Серафим Саровский. Икона. 1880-е гг.
Мастерская Серафимо-Дивеевского монастыря
Бесхитростные и простодушные рассказы сирот Серафимовых как нельзя лучше обрисовывают святую жизнь сестер Дивеевской обители, принявших по молитвам великого подвижника Царство Небесное внутрь себя
с детской простотой.

«А я прихожу к нему, батюшке Серафиму, – рассказывает старица Агафья Григорьевна, –
да и думаю, смущенная духом, что по кончине
не будет уже никому и никакой награды. Батюшка был в своей келье в сеночках, положил головку
на грешное плечо мое и сказал: "Не унывай, не унывай, матушка, мы в Царствии-то Небесном будем с тобою ликовать!" – и всплеснул он ручками, и лицо его, как свет, просветилось, и до трех раз повторял он все эти же сладостные слова: "Не унывай, не унывай, мы с тобою
в Царствии Небесном будем ликовать!"
И прибавил: "Матушка, чтоб умная молитва навсегда бы при тебе была". А я, грешница, изнемогала в малодушии. "Не слушай, – говорит, – матушка, куда тебя мысли-то посылают, а молись так, матушка: помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствие Твое, и с начала до конца. О, Всепетая Мати… потом: помяни, Господи, отца нашего иеромонаха Серафима, и свое-то имя помяни, вот, матушка, мои грехи простит Господь и твои, так и спасемся!"».
Не в силах понести трудности общинной жизни, одна из дивеевских сестер решила выйти из обители, ничего не сказав об этом преподобному Серафиму. Неожиданно старец сам прислал за ней. Сестра пришла к нему в смущении. Батюшка стал рассказывал ей о своей монастырской жизни и несколько раз повторял: «Я, матушка, всю монастырскую жизнь прошел и никогда даже мыслью не выходил из монастыря».

«Что из трех лучше, – спрашивал он, – утешение, молитва или беседа?» Сестра сказала: «Не знаю, батюшка». И тут же нашлась: «Что может быть выше молитвы?» «Ты благоразумно отвечаешь», – сказал старец. Затем он начал говорить ей, чтобы ни в каком случае она не оставляла обитель. «Нам, матушка, Сама Царица Небесная пожаловала землю, на которой живете вы. Матерь Божия исходатайствовала ее у Господа, а я, убогий Серафим, выпросил ее
у Царицы Небесной, так никто ее у нас не отнимет. У нас, матушка, и свой собор будет. Что нам, матушка, унывать? Все у нас будет свое. Сестры будут и пахать,
и хлеб сеять; а ты, как полная хозяйка, отрежь хлеба, сколько тебе угодно, посоли да кушай себе на здоровье. К нам придут и вдовицы, и отроковиц приведут
с собой».
С нежной любовью говорил преподобный Серафим о своих дивеевских сиротах. Сравнивал их с пчелками, которые кружатся вокруг своей матки, а матка от них никуда. «Так вот точно, – говорил он, – и дивеевские мои девушки, ровно как пчелки, всегда
с Божией Матерью будут!»
Преподобный Серафим Саровский. Икона. Последняя четверть XIX в. Мастерская Серафимо-Дивеевского монастыря
Предчувствуя приближающуюся кончину и сознавая, что после него отца им
не будет и останутся дивеевские совершенными сиротами, батюшка заботился об их будущем. Сокрушался: «Кто вас без меня будет кормить-то?» И утешал: «Вручаю вас Самой Матушке Царице Небесной! Она одна вас не оставит!»
Не только о хлебе насущном для своих чад заботился преподобный Серафим, но желал, чтобы все
в Дивеевской общине спаслись.
Посетившую его на праздник Успения в 1830 году Царицу Небесную батюшка просил о своих сиротах, и Матерь Божия обещала убогому Серафиму сию неизреченную радость. В последнее посещение Пресвятой Богородицы, явившейся ему в окружении двенадцати святых дев на Благовещение 1831 года, снова о дивеевских чадах молил преподобный Серафим: «Не оставь дев Моих дивеевских! Я собираю их, но сам собою не могу их управить!» На это Царица Небесная ответила: «Я тебе, любимиче Мой, во всем помогу! Возложи на них послушание, если исправят, то будут с тобою и близ Меня, и если потеряют мудрость, то лишатся участи сих ближних дев Моих: ни места, ни венца такого
не будет. Кто обидит их, тот поражен будет от Меня; кто послужит им ради Господа, тот помилован будет пред Богом!»
Явление Божией Матери преподобному Серафиму на Благовещение в 1831 году. Настенная роспись в храме преподобного Серафима Саровского в Саровской пустыни на стене его мемориальной кельи.
Батюшка обещал: «Я, убогий, просил о вас Божию Матерь, и не только
о вас, но о всех, любящих меня, и о тех, кто служил мне и мое слово исполнял, кто трудился для меня, кто обитель мою любит, а кольми паче вас не оставлю и не забуду. Я, отец ваш, попекусь о вас и в сем веке и в будущем. И кто в моей пустыни жить будет, всех не оставлю, и роды ваши не оставлены будут. Вот какой радости Господь сподобил нас, зачем нам унывать!»
Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря
Духовное, таинственное общение с преподобным своим батюшкой не прекратилось
у осиротевших дивеевских сестер и по его смерти. Утешая своих чад, он говорил:
«Ходите ко мне на гробик, и чем чаще, тем лучше. Все, что ни есть у вас на душе,
все, о чем ни скорбите, что бы ни случилось с вами – все придите ко мне на гробик,
да припав, как живому, и расскажите. И услышу, и скорбь ваша пройдет.
Как с живым со мною говорите, и я всегда для вас жив буду».
Left
Right