Добрый взгляд Антона Лукина

РЫБАКИ
Антон Лукин

Дедушка мой, Квитко Николай Михайлович, заядлый рыбак. Пожалуй, нет в нашем районе пруда или речки, где бы он ни забрасывал леску. Рыба, наверное, таких рыбаков чует заверстку, уважает, старается никоим образом не обидеть и угодить именно в их руки. И ведь, действительно, сколько раз замечал – один с удочкой просидит весь день, поплавок не шелохнется. Другой же, в двух шагах, только и успевает таскать карасей на жареху. Вроде бы и наживка одна, и все то же самое, ан нет, не обманешь рыбу. Знает она, где, у кого и когда клюнуть.

В свои семьдесят четыре года дед по-прежнему выезжает на реку и не расстается с удочкой. Правда, тяжело уже с годами и в гору подняться и лишний раз согнуться, но все же великий азарт рыболовства берет свое и с невидимой силой манит к водоему. Зимой Николай Михайлович рыбачит редко. И потому в студеные январские холода за чашечкой горячего чая вспоминаются ему теплые летние деньки, утренние сумерки, рассветы и туманы, тишина прохладного утра… Но стоит только весне-красавице распустить косу, заглянуть в наши края и прогнать стужу, как дед начинает готовить снасти. Своего не упустит. Ни один день не пройдет даром.

Несколько раз дедушка брал и меня с собой удить рыбу. На большую реку – Оку или Волгу, куда частенько отправляются многие рыбаки из нашего села, дед не большой охотник выезжать. Душевное удовольствие приносит не сам таковой улов, как его процесс. Приятно понаблюдать за поплавком, когда он игриво пляшет на воде. Ничто тебя не тревожит, ничто не отвлекает – ни крик очумевшей чайки, не проходящая мимо баржа. Только ты и природа. Вот где, действительно, отдых для души, которые немногие поймут.

– Рыбу мы и у нас с тобой наловим, – говорил мне дед. – Рыба есть.

– Большая?

– Какую поймаешь, такая и будет.

В начале лета, как только рыба отметает икру, мы собирались на рыбалку. Утром дед заезжал за мной на красной «Оке». Каждый раз минут на пятнадцать раньше назначенного времени. Договаривались вроде бы к четырем, но уже без четверти машина дожидалась меня у дома. Со временем я стал привыкать к такому ненарочному подвоху и вставал раньше. Каждый раз дед встречал меня с бодрой улыбкой, внушая тем самым, что рыбы мы сегодня наловим весьма не мало.

– Позавтракал? – всегда интересовался он, как только я усаживался в машину.

– Без этого никак, – кивал я.

– Вот и хорошо. Вот и славно, – соглашался дед, и мы отправлялись за щуками.

До реки Сармы километров пятьдесят. Добирались быстро. За разговорами время летит незаметно. Сама по себе река, на первый взгляд, не внушает большого доверия. Узкая, местами заросшая травой и кустарником. Но рыба водится. И весьма разная. А что нам еще нужно?
Первым делом ставим жерлиц рогульку. Не спеша идем вдоль берега. Подыскиваем нужное место. Чтобы было как можно меньше травы. А иначе забьется живец в зарослях и спрячется там. Дед знает куда идти. Не впервой здесь. Я иду рядом, несу бочонок с рыбешками и жерлицы. Находим место, где внизу под небольшим склоном вода не затянута тиной. Неподалеку кусты. Рыбное место. Но слишком близко ставить нельзя. Схватит добычу, уплывет под корягу и не выловишь потом. Уйдет.

– Здесь рыба есть, – уверяет меня дедушка. Я ему верю. Если дед говорит, что рыба есть, значит, так тому и быть. Где ж ей еще плавать, как не тут?

Мы начинаем ставить жерлицу. Жерлица весьма хитрая задумка. Берется обычная палка, у деда она двухколенная, чтобы умещалась в машине. При помощи крепкой бечевки закрепляем рогульку (рогатку) к верхней части палки, на которую крест-накрест наматывается леска и закрепляется в расщепе, чтобы преждевременно не размоталась. Достаем из бочонка живца (дед заранее наловил мелких карасей) через жабры просовываем поводок и надеваем крючок. Забрасываем рыбешку в воду, а заостренный конец палки накрепко втыкаем в берег. Вот и весь фокус. Пока карасик плавает туда-сюда, заманивая серебристой чешуей тетушку щуку, мы с дедом идем дальше расставлять жерлицы. И каждая ставится в подходящем месте, которое мы с дедушкой тщательно подыскиваем. Пока рыбные ловушки делают свое дело, мы начинаем ловить уклейку. Рыбешка эта чем-то очень напоминает гольяна, только крупней размером и светлее.

– Уха из этой барышни получается отменная, – говорит дедушка. – Я тебе расскажу, как правильно готовить ее. Приготовишь, с матерью пальчики оближите.

Мы располагаемся вдоль дороги, у моста. Здесь и река пошире и удобно забрасывать катушкой. Из машины берем все, что нам нужно. У деда все самое необходимое и что может понадобиться в любую минуту, всегда под рукой. Удочки, ведра под улов, ведро с прикормкой, банка с червями, с опарышими, с перловкой, тесто. Два стула. Набор крючков, грузила, поплавки, лески. Рогатины для удилища и тряпка для рук. Складной нож всегда при дедушке. Привязан веревочкой к куртке и хранится в кармане.
Усаживаемся поудобнее, разматываем удочки и начинаем рыбачить. Ловим на опарыша. На эту маленькую козюльку уклейка берет особенно хорошо. Клюет так, что только успевай забрасывать удочку. Такую рыбалку я люблю. Пусть и мелкая рыбешка, а все же. Крупная тоже от нас не уйдет, нет-нет, да позарится на живца. Приглянется наш карасик.

– Ну вот, и ухи наваришь, – улыбается дед, заглядывая в мое ведро.

– Жарить-то ее хоть можно? – интересуюсь я.

– А чего бы нет. Жарить любую можно. На то она и рыба, – говорит дед. – Я вот тебя научу, как правильно уху из нее варить. Домой приедешь, перво-наперво сразу почисть. Чистится легко. Пустишь в кастрюлю, как закипит вода, добавишь пшена и картошки. Позже лук и моркови. Из холодильника возьмешь сливочного масла…

– Откуда знаете, что у меня в холодильнике есть?

– Что, разве масла сливочного нет? – улыбается дед моей рассеянности.
Я соглашаюсь. – Ну, так вот, добавишь чайную ложку сливочного масла. И уха выйдет на славу.

Каждый час мы с дедом идем проверять жерлицы. Если леска с рогульки размотана, значит, попалась голубушка – нас дожидается. Я вынимаю палку и веду леску на себя. Показывается щука. Чем ближе к берегу, тем рыба сильнее бьется хвостом о воду. Извивается, словно уже попала на сковороду. Не хочет к нам, а надо. Дед подсаживает ее сачком и вытаскивает на берег.

– Ого, какая! – радуюсь я первому крупному улову. Килограммовая щука в дедушкиных руках успокаивается, замирает, и ведет себя послушно. Пятнистая, брюхастая. Эка, какая красавица. Что не говори, а с таким уловом и домой приезжать не стыдно. И хочется как можно больше выловить таких же собратьев. Мы насаживаем нового живца, ставим жерлицу на место и идем проверять следующие.

Как только улов радует глаз, рыбалка завершается, и снасти убираются в машину. Ехать сразу домой не спешим. Тщательно моем руки и усаживаемся у берега, чтобы перекусить. Дед достает из пакета огурцы, помидоры, вареные яйца, лук, я вынимаю хлеб и котлеты. Приятно все же пообедать на свежем воздухе, на природе. Даже еда кажется намного вкуснее и с превеликим удовольствием уминается за обе щеки.
Любуемся речкой. Рядом нет-нет, да пропищит комарик, вдалеке послышится и разнесется озорное кваканье. Теплый веселый ветерок приятно заигрывает с волосами, забирается под рубаху и щекотит спину. Хорошо. И уезжать неохота. Еще какое-то время смотрим на воду. Молча любуемся природой. Каждый думает о чем-то своем. Затем убираем за собой мусор и довольные направляемся к дому.

В конце августа начале сентября несколько раз выезжали с дедушкой на Ламовку. За карасями. Рядом с Дивеевом, километрах в десяти, находится детский оздоровительный лагерь «Солнечная поляна», окруженный лесом. В лесу, как упавшая с неба огромная капля, расположен пруд, окольцованный березами и елями. Это место и прозывают Ламовкой. Жарким летом местный люд с ребятишками приезжает сюда искупаться. Вода здесь чистая, место красивое. Песчаный пляж, песчаное дно – купайся на славу, нежься под солнышком, загорай, сколько душе угодно. Вода прозрачная, если не взбаламутит малышня. На дне бьют родники. На глубине вода ледяная, а на поверхности как парное молоко. Плывешь, бывало, на спине и никак не налюбуешься пейзажем. Даже и не верится, что такая благодать рядом с нами находится.

Именно сюда ближе к осени раним утром мы и приезжали с дедушкой ловить карасей. Подберем местечко возле деревьев, примостимся поудобнее, забросим удочки и с деловым видом следим за поплавками. Ловим на перловку. На червя, конечно, тоже клюет, но измучает гольян. Рука устанет вылавливать. Не успеет еще крючок с грузилом опуститься, как червя уже дербанят вовсю. Маленькая рыбешка, а прожорливая какая.

Когда подолгу не клюет, мы с дедом переглядываемся и одновременно вздыхаем.

– Не желает что-то нынче брать, – отчаиваюсь я.

– Не раскисай. Возьмет, – уверяет меня дедушка и бросает в воду горсть прикормки. – Должен клюнуть.

– Может, ушла?

– Если только в магазин. Счас вернется.

Мы с дедом весело смеемся. Я снимаю перловку и насаживаю червя, чтобы не сидеть, как истукан. Наловлю хотя бы кошке. Здесь гольян мелкий. А в соседней от нас деревеньке Полупочинки в пруду водится довольно крупный. Дедушка такого пускает на шпроты. Поставит казанок на плиту, выложит в ряд рыбу, зальет маслом, посолит и снова в рядок и снова маслом. Часов пять на малом огне и домашние шпроты готовы. Как магазинные. Из ротанов, которые по осени клюют особо хорошо, когда нападает жор, мама делает котлеты. Вообще эта рыба отчаянная, клюет в любое время суток, опусти только перед носом червя или кусок сала. Мясо у них белое, вкусное. Крупные головешки идут сразу на жареху, помельче – на котлеты. Рыбные котлеты вообще моя слабость. Могу уплетать одну за другой и не надоест. Мама знает это, и потому в ее умелых нежных ладонях котлеты получаются особенно вкусными. Рыба потрошится, пускается через мясорубку, превращается в фарш. Мелко нарезается лук и вареное яйцо, вымачивается в молоке мякоть белого хлеба. Все это перемешивается с фаршем. Из фарша катаются котлеты, обваливаются в муке и кладутся на сковороду. Получается объедение. Одно только плохо с ротанами – заглатывают крючок по самый хвост. И если нет под рукой острого ножа, как у дедушки, исплюешься весь, пока освободишь.

Дед вылавливает карася. Я подбегаю, быстро рассматриваю рыбу и спешу на свое место. Снимаю с крючка червя, насаживаю перловку, забрасываю леску и в ожидании слежу за поплавком. Процесс пошел. Клев будет. Не мог же этот отшельник-одиночка подплыть к берегу один. В это верить я никак не желаю. Изредка поглядываю на дедушку, который нет-нет, да выловит рыбу, и с надеждой смотрю на воду. Вообще, подсекать в этих местах нужно осторожнее. Рядом, как огромные лапы, деревья раскинули ветви и того гляди норовят схватить твою леску и запутать. Пожалуй, это самое неприятное в рыбалке – распутывать леску. Но, как говорится, любишь кататься, люби и саночки возить.
Откуда не возьмись, появляется серая мышка и внимательно следит за мной. Любопытная. Интересно, видать, ей стало, что делает дядя Великан. Я кидаю ей перловые зерна. Зверек пропадает в густой траве, но вскоре появляется и принимает мое угощение. Я цепочкой к себе выстраиваю зернышки. Мышь хватает по одной и убегает в траву. Приближаться ко мне ближе не спешит. Тоже себе на уме. Не обманешь. Я бросаю зверьку еще горсть каши и стараюсь ему не мешать. Пусть кушает.

Люблю приезжать в эти места ранним утром, когда сумерки. Пруд, охраняемый деревьями-стражниками, укутан белоснежным пуховым одеялом. Кажется, что сама природа еще сладко спит, только мы с дедушкой, два полуночника, не даем ей покоя. Туман на воде потихоньку рассеивается и исчезает совсем. Из-за деревьев прорезаются тонкие солнечные нити. Освещаются макушки, затем зеленые стволы, и медленно ложится на воду яркий платочек солнца. Кажется, что и не водица это вовсе пред тобой, а чистое и гладкое зеркало, в котором отражаются облака и деревья. Очень красиво. Свистеть хочется. Радоваться. Душой отдыхаешь в такое утро, прогоняя мысленно все невзгоды от себя.

Обязательно с дедушкой, перед тем как собраться обратно, берем по ведерку и, бредя вдоль берега, углубляемся в лес. Тут тебе и подберезовики с груздями, и маслята с волнушками прячутся в траве у самых корней. И белый гриб частенько встречается. Как по рынку гуляешь – этого возьму, а этого обойду стороной.

– Ну вот, и двух зайцев одним махом убили, – улыбается дед с полным ведром грибов.

Я соглашаюсь с дедушкой. Одобрительно киваю, и мы не спеша идем к машине. И рыбы наловили и грибов насобирали, и душой отдохнули. Что может быть лучше? Превосходно встретили утро, прекрасно провели время. И это главное.

Premium WordPress Themes Download
Download Best WordPress Themes Free Download
Download Best WordPress Themes Free Download
Download WordPress Themes
free download udemy course
download redmi firmware
Free Download WordPress Themes
online free course

Читать также:

Что читал преподобный Серафим

Во многих летописях и других памятниках древнерусской письменности подчеркивается ценность книг и знаний, приводятся свидетельства о духовных лицах, прославившихся своей начитанностью и собиранием книг. Образование и чтение были неразрывно связаны с христианским религиозным мировоззрением и считались богоугодным делом. Похвалу книжному учению в записи под 1037 годом воздает Лаврентьевская летопись: «Великая польза от книжного учения: книгами […]

Село Красное

Святая Русь. Малая родина Я помню… Где-то, среди тверских лесов и удомельских болот, затерялась небольшая деревенька. Таких в округе много. Еще живых и уже исчезнувших… Милые и незатейливые названия: Ежиха, Рябиха, Деревяжиха, Ишутиха, Красное, Братцево… В тех деревнях и селах, где жизнь еще теплится, с каждым годом становится все больше заброшенных и заколоченных домов. Вот […]

«Я отлучаюсь часто в небо»

Отошел ко Господу советский и российский поэт, радио- и телеведущий Андрей Дмитриевич Дементьев. В связи с его кончиной Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл выразил соболезнования супруге, родным и близким покойного. В соболезновании, в частности, говорится: «Из жизни ушел необычайно яркий и одаренный человек, который навсегда останется в памяти поколений как один из выдающихся русских поэтов […]