Церковь Рождества Богородицы
Второй храм Мельничной девичьей обители
Летом 1829 года строительство церкви во имя Рождества Христова закончилось. Этот храм был пристроен к колокольне Казанской церкви с западной стороны и предполагался сперва одноэтажным, на высоком фундаменте. Однако сразу после освящения храма Рождества Христова призвал к себе батюшка Серафим М.В. Мантурова и встретил его словами: «Худо мы, батюшка, с тобой сделали; ведь мы храм-то во имя Рождества Спасителя выстроили, а во имя Богородицы церкви-то у нас с тобой и нет! А Царица-то Небесная, батюшка, прогневалась на меня убогого Серафима и говорит: "Сына Моего почтил, а Меня позабыл!" Так вот что и удумал я, батюшка, нельзя ли нам это исправить; нельзя ли внизу-то нам с тобою под церковью еще церковь сделать? Схлопочи-ка, батюшка, и будут у нас две церкви
с тобою...»
Преподобный дал нитку для мерки и сказал, что если выйдет по ней подкоп
под храмом Рождества Христова, то и храм в честь Рождества Его Матери
должен получиться.
Когда был готов подкоп и Михаил Васильевич стал по мерке, данной батюшкой Серафимом, вымеривать подкоп, то он пришелся как раз по этой мерке. Мантуров поехал доложить об этом батюшке. Радостно, в восхищении благодарил его старец и благословил строить эту новую церковь.

Свод потолка был пологим и низким и не мог держаться без опорных столбов, а церковь и без того получалась очень маленькой. Но Батюшка, услышав от Мантурова об этом, «преисполнился весь радостью неизреченною и в духовном восторге воскликнул: «Четыре столба – ведь это значит четверо мощей у нас тут почивать будут! И это усыпальница мощей будет у нас, батюшка! Во, радость-то нам какая".

В разговоре со старицей Прасковьей Ивановной батюшка Серафим сказал, что
в храме Рождества Богородицы будет матушка Александра почивать в мощах.
И спросил: «Много ли их там, матушка?» Старица молчала, недоумевая. Склонил батюшка головку, минутку спустя сказал твердым голосом: «Там? Три».

В 2000 году здесь действительно устроена усыпальница для святых мощей преподобных жен Дивеевских Александры, Марфы и Елены. Их обретение состоялось в праздник Воздвижения Честнаго и Животворящаго Креста Господня. Первым был вскрыт склеп монахини Елены, где были обнаружены ее мощи. Во время Всенощного бдения под Воздвижение Креста Господня мощи были подняты из склепа и перенесены в храм Рождества Христова. Святые мощи первоначальницы матушки Александры были перенесены после праздничной Литургии 27 сентября, а схимонахини Марфы – вечером того же дня. Гроб
с мощами торжественно внесли в храм Рождества Христова матушка игумения
и сестры с пением «Святый Боже». Более чем через 170 лет после предсказания прп. Серафима церковь Рождества Богородицы стала усыпальницей святых мощей преподобных жен Дивеевских.
Четыре столба – четверо мощей! Четыре столба – четверо мощей! Радость-то нам какая, батюшка!
Прп. Серафим Саровский
Строительство церкви во имя Рождества Богородицы закончилось летом 1830 года. 8/21 сентября храм освятил настоятель Благовещенского монастыря архимандрит Иоаким, приехавший по просьбе отца Серафима и по благословению Нижегородского епископа Афанасия в Дивеево, невзирая на эпидемию холеры. Получив указ о новом освящении, он в удивлении спросил: «Да ведь я недавно освятил вам церковь, где же еще-то освящать?!» – «Тут же
и другую!» Когда М.В. Мантуров объяснил ему чудное устройство этой новой церкви по желанию батюшки Серафима, то в удивлении отец архимандрит воскликнул: «О, Серафим, Серафим! Сколь дивен ты в делах твоих, старец Божий!»

После освящения церкви архимандрит Иоаким, протоиерей Василий Садовский
и Михаил Васильевич Мантуров по приглашению батюшки отправились к нему
в Саров и, не найдя его в монастыре, пошли в дальнюю пустынку. Батюшка был чрезвычайно рад гостям и благодарил отца архимандрита. Потом сказал: «Чем же угощать нам на радостях такого гостя?» Он повел отца Василия в угол своей пустынки. Неизвестно откуда и когда тут вдруг вырос из полу куст малины,
и батюшка сказал, показывая на три крупные, спелые и прекрасные ягоды: «Сорви-ка их, батюшка, и угости наших гостей!» Он стал потчевать ими, говоря: «Кушайте, кушайте, чем убогий Серафим рад угостить вас! Это Сама Царица Небесная вас потчует, батюшки!»
Здесь произошло чудесное событие, о котором рассказала церковница Ксения Васильевна. Этот случай описан в «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря»: «Когда все вышли из храма, она, приблизившись к иконе, увидела, что масло все выгорело и лампада потухла. С горестными чувствами она отошла от лампады и, вспомнив невольно завещание о. Серафима, подумала: "Если так несправедливыми оказались слова о. Серафима, потому что для лампады нет теперь ни масла, ни денег, то, может быть, и во всех других случаях не сбудутся его предсказания, исполнения которых мы, несомненно, ожидали". Тысячи сомнений волновали душу сестры, и вера в прозорливость старца начала оставлять ее. В столь неприятном расположении духа Ксения Васильевна, закрыв лицо руками, на несколько шагов отступила от иконы Спасителя. Вдруг слышит треск... Восклонив голову, она увидела, что лампада загорелась; подошла ближе к ней и заметила, что стакан лампады полон масла и на нем два серебряных рубля. В смятении духа она заперла церковь и спешила поведать дивное видение старице своей Елене Васильевне. На пути ее застигла одна сестра, с которой был крестьянин, искавший церковницу и что-то желавший передать ей. Крестьянин этот, увидевши Ксению Васильевну, спросил: "Вы, матушка, здесь церковница?" – "Я, – отвечала сестра Ксения. – А что тебе нужно?" – "Да вот батюшка о. Серафим завещал вам о неугасимой лампаде, так я принес тебе 300 рублей ассигнациями денег на масло для лампады, чтобы она горела за упокой родителей моих". При сем он назвал имена усопших родителей и подал деньги. Сомнения сестры в прозорливости старца и в истинности его завещания тотчас рассеялись: она устыдилась их и поскорбела о своем неверии».
В годы советской власти здание храма Рождества Богородицы использовалось для хранения овощей.
22 июля 1991 года храм передали монастырю. Повторно церковь освящена 21 октября 1992 года. В 1993 году здесь состоялся первый после открытия монастыря иноческий постриг. В канун праздника Похвалы Пресвятой Богородицы, 2 апреля, митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай прибыл в Серафимо-Дивеевскую обитель для совершения первого со дня возобновления монастырской жизни иноческого пострига. В журнале Нижегородской епархии «Сеятель» было напечатано подробное описание этого события. «Маленькая уютная церковь Рождества Пресвятой Богородицы
с низкими белыми сводами. Тихо, благодатно поет сестринский хор. Горят лампады. Они стоят перед алтарем – простоволосые, в чёрных свободных одеждах. В руках у каждой – свеча… "Во имя Отца и Сына и Святого Духа" – и мир, с его неуравновешенной жизнью, с его соблазнами и грехами остается где-то позади… По очереди архиерей облачает их: подрясник, апостольник, клобук… И встают двенадцать инокинь: Мария, Екатерина, Евдокия, Мария, Мария, Марина, Наталья, Екатерина, Надежда, Ирина, Любовь, Нина. Открывается новая страница Серафимо-Дивеевской летописи… "Ныне вы, как некогда маленькие камешки, легли в основание возрождённой обители, – обращается
к новопостриженным с напутственным словом митрополит Николай. – Вы добровольно пришли сюда, отреклись от всего, что связывало вас с миром; но не думайте, что мир отрекся от вас… Вам еще будет предлагаться множество соблазнов явно или тайно, при помощи нашептывания или при помощи печатного слова. Помните одно – никогда не теряйте чувства молитвенного пребывания во Христе и Господе нашем Иисусе».
В этой же нижней Рождественской церкви батюшка завещал на вечные времена читать денно и нощно неугасимую Псалтирь по усопшим, начиная с царских родов, иерархов Православной Церкви, благотворителей обители и кончая всеми просящими молитв о себе и присных своих.

Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря

По заповеди преподобного Серафима, как и прежде, в церкви Рождества Богородицы горит неугасаемая лампада перед храмовой иконой и читается неусыпаемая Псалтирь. Чтение неусыпаемой Псалтири в церкви Рождества Богородицы прерывается лишь в Великую Среду и начинается в субботу Светлой седмицы.
Богослужения совершаются здесь нечасто и, как правило, только для сестер Дивеевской обители. В этом храме бывают ранние литургии в Богородичные праздники, в дни памяти преподобных жен Дивеевских. Каждое утро здесь служится славление у мощей преподобных Александры, Марфы и Елены Дивеевских. Ежедневно с 8 до 17 часов открыты двери для желающих поклониться святым мощам дивеевских угодниц Божиих. Из церкви Рождества Богородицы обычно отправляются сестры на постриги.
На южной стене храма Рождества Богородицы помещены старинные иконы Спасителя, Божией Матери и Иоанна Предтечи. Этот деисусный чин был подарен преподобным Серафимом для украшения Рождественских храмов.

В 2010 году храм Рождества Богородицы был расписан художниками творческой мастерской «Царьград» (г. Москва) под руководством Дмитрия Трофимова при участии дивеевских сестер и специалистов московской мастерской «MarmorTec». Стены покрыты сусальным золотом. Золото – символ Божества, Божественной славы, Божественного света. Это нетварное небо – Царствие Небесное. Все говорит о том, что здесь наша жизнь не заканчивается. Благодаря этой символике нам передается радость о том, что существует Царствие Божие. Росписи посвящены земной жизни Пресвятой Богородицы и дивеевской истории.
Все место, освященное подвигами матушки Александры и прочих,
взойдет в этот храм!


Преподобный Серафим Саровский

Землю с обеих сторон Рождественской церкви батюшка Серафим велел отгородить заборчиком, потому что тут стопочки Царицы Небесной прошли, это земля святая. В 2008 году с южной и северной сторон храма Рождества Богородицы сделаны пристрои и в них освящены храмы в честь Архангела Михаила и Царственных мучеников. Преподобный Серафим задолго до этого уже знал, что с левой стороны Рождественской церкви будет непременно придел во имя Михаила Архангела. В алтарях под спудом, почти на первоначальном месте их захоронения, находятся могилы любимого батюшкиного ученика Михаила Васильевича Мантурова и духовника дивеевских сестер протоиерея Василия Садовского. В начале XIX века саровский старец говорил отцу Василию: «Как умирать-то будешь, то чтобы тебе лечь с правой стороны алтаря Рождественской церкви, а Мишенька-то (Мантуров) ляжет с левой».